Уколы красоты: все, что надо знать об инъекциях

Просто представьте, что бы сделал Микеланджело, если бы у него была гиалуроновая кислота.

Об этом сообщает http://akzhol-party.info

У каждого художника есть любимый инструмент. Караваджо нашел просветление в масляной живописи. Дюрер был прирожденным акварелистом. Буржуа привил человечеству любовь к мрамору и бронзе. А вот доктора лепят скульптуры ботулиническими токсинами и добавляют немного лоска своим произведениям с помощью гиалуроновой кислоты. Маркен Алексиадес (Нью-Йорк), дераматолог и скульптор по совместительству; Шериф Идрисс (Нью-Йорк), — дерматолог, чья гостиная украшена собственными абстрактными картинами; Кристиан Суббио — пластический хирург из Филадельфии, посещавший художественную школу. Скорее всего, в «Историю Искусств» Янсона им не попасть. Тем ни менее, эта святая дерматологическая троица представляют совершенно новый вариант пластической лицевой хирургии.

Когда инъекции впервые появились, их воспринимали, как «жидкий лифтинг». Сегодня же это способ регулировать свет и тень, управлять острыми углами и округлыми изгибами. В наборе инструментов художника-иъекциониста вы найдёте много забавных штуковин: филлеры для придания объёмов (та же гиалуроновая кислота), нейротоксины, которые расслабляют мышцы (ботокс, диспорт, ксеомин), дезоксихолевую кислоту (липолитик Kybella) и иглы разных размеров. Этими инструментами они творят настоящие чудеса. Например, могут создать новую линию челюсти с помощью двух шприцев филлера, изменить пропорции носа и форму губ. С помощью полимолочной кислоты, которая стимулирует выработку коллагена, могут мягко восполнить утраченный объём. За счёт нейротоксинов и дезоксихолиевой кислоты хирурги создают негативное пространство, сужая нижнюю треть лица и заостряя овал. Если лицо кажется одутловатым от избытка гиалуроновой кислоты, избавиться от этого эффекта помогут инъекции спциального энзима гиалуронидазы. Мастера пластической хирургии рассказывают, как им удается превращать лица пациентов в произведения искусства.

Нехирургическая ринопластика – один из самых впечатляющих примеров того, как можно откорректировать нос гиалуроновой кислотой. «Это прекрасная оптическая иллюзия», – говорит Лара Девган, пластический хирург из Нью-Йорка. Но, конечно, дела обстоят немного иначе, чем мы себе представляем. Филлеры не уменьшают, а увеличивают нос. Но если правильно использовать игру света, то можно достичь поразительного эффекта: блик в центре на кончике носа делает носик пропорциональным и миниатюрным. Учитывая, что нос – сложная область ввиду большого скопления сосудов, важно не экономить на мастере и выбирать только проверенных специалистов.

С губами тоже интересно. Растянуть их на пол-лица может любой. Девган же подчеркивает, что элегантное увеличение – это «не просто игра с объёмом: это изменение структуры и формы». Она использует филлеры на основе гиалуроновой кислоты средней и высокой плотности (Restylane Refyne, Restylane Defyne, Versa), чтобы увеличить высоту губ, а также придать им естественный розовый цвет. Она слегка меняет форму губ, вводя небольшие дозы филлера вертикально. В результате губы как будто немножко выворачиваются наружу, как у Марго Робби.

Нейротоксины — тоже хорошие помощники в придании новой формы отдельным участкам лица. Всего одна стратегически верно размещённая инъекция способна: скорректировать десневую улыбку, оживить арку Купидона над верхней губой, сделать брови симметричными и приподнять кончик носа. Само по себе каждое из этих изменений может быть несущественным. К примеру, расположение бровей изменится на 1-2 мм. Но стоит только посмотреть на общую картину, как сразу станет заметен шедевральный результат.

Некоторые филлеры могут служить своеобразными армирующими конструкциями. «По мере старения не только тают жировые пакеты на лице, но даже кости начинают уменьшаться», – говорит Кей Дурайрадж, лицевой хирург из Пасадены (Калифорния). «Чтобы вернуть утраченный объём, филлер вводят поглубже под кожу — практически сажая его на кость. Этот приём позволяет восстановить контуры без эффекта одутловатого лица или туго натянутой кожи». Учитывая природный рельеф лица, его естественные выпуклости и впадины, инъекционисты точечно применяют стабильные филлеры (Restylane Lyft, Juvéderm Ultra Plus) или уплотняющий Radiesse на основе гидроксилапатита кальция. Он позволяет сохранить естественные очертания лица, нивелируя возрастные изменения. «Если бы кожа не провисала, связки не растягивались и жир не истончался, лицо всегда оставалось бы таким же скульптурным и объёмным, как в молодости», — говорит Дурайрадж, которая время от времени использует Radiesse, чтобы подчеркнуть скулы и заострить углы челюсти – это даёт омолаживающий эффект. В отличие от Дурайрадж, Девган предпочитает совершенствовать черты лица филлерами — говорит, что они позволяют добиться лучшего результата, а вдобавок не нарушают мимику, поскольку очень гибкие, и полностью рассасываются со временем.

Как вам скажет любой мастер: «То, чего не существует, так же существенно важно, как и то, что уже есть». Это и есть негативное пространство, которое активно используют опытные доктора. Уменьшить массивные челюсти можно впрыскиванием нейротоксина в жевательные мышцы, которые становятся массивнее с возрастом. «Большая доза препарата заставляет мышцу уменьшиться, что, в свою очередь, сужает нижнюю треть лица», — рассказывает Суббио. Для того, чтобы усовершенствовать линию шеи, достаточно вводить микродозы нейротоксина под нижнюю челюсть и через платизму (она крепится под углами нижней челюсти и простирается до верхней части груди. Доктор Дурайрадж объясняет: «Это как бы приподнимает лицо и позволяет разгладить складки на шее».

Тем, у кого есть немного подкожного жира, а кожа отличается достаточной эластичностью, можно использовать Kybella. Этот препарат совершенствует область под подбородком и создает чёткий контур лица. «Средство растворяет жир в области щек — и тем самым устраняет тяжесть, с которой не справятся другие средства», — говорит Дурайрадж. Одним сеансом не обойтись, нужно 4 процедуры с 6-ти недельными интервалами.

«Время создает на лице избыток объёма — складки, выпуклости, — и его недостаток, вроде впадин под глазами и морщин», — говорит Алексиадес. Для заполнения пустот дерматологи используют все ту же гиалуроновую кислоту. По мнению докторов, филлеры нужной степени плотности отлично решают проблемы. Но надо соблюдать осторожность, особенно с областью под глазами — там кожа особенно нежная. «Стоит неправильно ввести филлер — и все, естественные черты лица деформированы, а человек похож на аватара», — говорит Идрисс. Сама она обычно начинает с введения плотных филлеров (вроде Juvéderm Voluma) в височной зоне. «Это помогает разгладить мешки под глазами, так что собственно в зоне под глазами понадобится меньше препарата». После, доктор может ввести более лёгкий филлер (например, Belotero Balance). «Ее нужно вводить под мышцу, на кость, чтобы препарат не выпирал при мимических движениях, а выглядел естественно».

«Sculptra для меня как акварель», — говорит Идрисс. Эффект препарата довольно размытый и мягкий, скорее, приглушенный, чем детализированный. "В отличие от филлеров с гиалуроновой кислотой, Sculptra заставляет организм самостоятельно генерировать объём в необходимом месте», — утверждает Соббио. Коллаген образуется постепенно и пациенты видят максимальный эффект после 3-4 процедур, сделанных в течение пары месяцев.

«Коллаген, который в итоге образуется, может держаться 5 лет и дольше», – поддерживает Дурайрадж. Да, Sculptra может смягчить любую складку, но Идрисс использует её куда охотнее для заполнения пустот и того, что она сама называем «бермудским треугольником лица» – впадинок в уголках рта. «Вы можете в буквальном смысле опустошать шприцы филлеров один за другим, и эффекта не будет, а вот Sculptra позволит увидеть, как пустоты сами по себе заполняются на глазах».

Другие доктора чаще используют Sculptra для заполнения ямочек целлюлита или подтяжки линии декольте. В больших количествах препарат также позволяет увеличить ягодицы. Но опять же, эффект будет максимально деликатен: «Она вам подойдет, если вы не хотите менять размер любимой пары джинсов», — говорит Девган. — Но на самом деле, Sculptra не способна сделать вас больше на целый размер».

Даже лучшим художникам приходится использовать ластик. Гиалуронидаза – фермент, способный растворять гиалуроновые филлеры. Но с другими наполнителями применять его совершенно бессмысленно. Они могут только раствориться самостоятельно или удаляются хирургическим путём.

И пока врачи сравнивают гиалуронидазу с кнопкой Delete, на самом деле она работает иначе. Стивен Левин (пластический хирург из Нью-Йорка) говорит, что она влияет только лишь на ту гиалуроновую кислоту, с которой сталкивается. «Даже самые опытные инъекционисты признают, что не совсем уверены в том, как именно кислота распространяется и оседает в тканях». Однако, все чаще и чаще врачи полагаются на гиалуронидазу, потому как и искаженных филлерами лиц становится все больше.

"Люди быстро проходят точку невозврата и в какой-то момент уже не просто восполняют недостаток объёма, а создают его избыток", к прежним объёмам", — говорит Левайн. Тут и происходит то, что называют гиперкоррекцией.

Для тех, кто «слишком переполнен» кислотой, Левин бронирует сразу 4 сеанса с недельными интервалами. Она многократно вводит в нужную область гиалуронидазу, надеясь попасть в тот слой, где в основном сконцентрировались филлеры. Инъекции могут вызывать кровоподтеки или отеки, но, как правило, обеспечивают уже 50% эффекта в первый же час. Остальные 50% проявляются в следующие несколько дней. В конце концов, лицо почти что возвращается к своему первоначальному виду.

Жолен Эдгар, по материалам Allure.com



Источник: “https://vogue.ua/article/beauty/kozha/urok-skulptury-kuda-shagnulo-iskusstvo-inekciy.html”

Косметология
Похожие материалы (по тегу)