Андрей Угольков сдаст всех и скопом

Ленинский райсуд Перми изменил меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест бывшему директору управления автодорог и транспорта Пермского края Андрею Уголькову. В ходе судебного заседания выяснилось, что Андрей Угольков признал себя виновным в получении взятки в размере 15 млн руб. от директора компании-подрядчика «СПК-Групп». Несмотря на признание вины, следователь просила суд оставить обвиняемого в СИЗО до 2 марта. По соглашению с прокуратурой Андрей Угольков должен рассказать о преступлениях, которые неизвестны следствию, и о совершивших их лицах. Кого изобличил обвиняемый — неизвестно, но после заключения соглашения было проведено пять его дополнительных допросов.

Начальник КГБУ «Управление автомобильных дорог и транспорта» Андрей Угольков был задержан 3 июля в рамках расследования уголовного дела о получении им взятки в особо крупном размере через посредника. По версии следствия, деньги на общую сумму более 15 млн руб. он получил от директора ООО «СПК-Групп» Павла Ковыева. С фирмой был заключен контракт, касающийся обустройства Восточного обхода Перми на сумму 387 млн руб. По версии УФСБ и следственного управления СКР по Пермскому краю, Андрей Угольков потребовал у руководства компании 4% от указанной суммы. Деньги предназначались за приемку работ и общее покровительство.

В августе прошлого года Андрей Угольков получил в своём служебном кабинете свыше 7,7 млн руб., а в июне текущего года через посредника Игоря Дороднова, который был в то время директором МБУ «Горсвет», ещё более 8 млн руб.

После задержания Андрей Угольков свою вину не признал. В ходе заседания следователь Альбина Поносова сообщила, что 24 ноября он написал явку с повинной, а 28 ноября заключил досудебное соглашение с заместителем прокурора Пермского края Максимом Филипповым. Госпожа Поносова вместе с прокурором и защитниками обвиняемого настаивали на рассмотрении ходатайства о продлении заключения под стражей в закрытом режиме. Их поддержал и Андрей Угольков. Но судья Марина Насибуллина оснований для перехода в закрытое заседание не увидела.

Следователь настаивала, что срок содержания под стражей, несмотря на досудебное соглашение, должен быть продлен до 2 марта следующего года. По её мнению, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться, в том числе за границей. Этот довод она подтвердила некой справкой от оперативников ФСБ. Кроме того, следователь упомянула, что Андрей Угольков имеет обширные связи в правительстве региона и поэтому может воспрепятствовать следствию. По её словам, опасения относительно возможного давления на допросе высказывал и Павел Ковыев. Также госпожа Поносова заявила, что, возможно, все факты преступной деятельности обвиняемого ещё не установлены.

Защитники Андрея Уголькова Татьяна Зверева и Павел Суслов предложили в качестве альтернативной меры пресечения домашний арест. По их мнению, после заключения досудебного соглашения ситуация изменилась. Также они считают, что доводы следствия о наличии у обвиняемого связей в правительстве, которые могут повлиять на следствие, ничем не доказаны. «Если бы какие-то связи и были, то Угольков ими бы уже давно воспользовался,— сказала госпожа Зверева,— но он до сих пор находится в СИЗО». Справка оперативников, по её мнению, не может являться доказательством, поскольку в ней не указано, откуда получена информация о том, что обвиняемый может скрыться.

Также адвокат отметила, что Андрей Угольков выполняет условия дополнительного соглашения, изобличает как свою преступную деятельность, так и соучастников. Ходатайство адвокатов о домашнем аресте неожиданно поддержал прокурор Сергей Ткачук.

Сам Андрей Угольков заявил, что обязуется соблюдать условия досудебного соглашения. «Если это необходимо, то я готов пройти полиграф»,— пояснил он.

В итоге судья решила отправить обвиняемого под домашний арест. Ему запрещено общаться с кем-либо, кроме родственников, выходить из дома, за исключением посещения врача, и пользоваться средствами связи.

Досудебное соглашение предполагает, что Андрей Угольков должен рассказать о других эпизодах преступной деятельности — необязательно своей — и изобличить её участников. Судя по оглашенным материалам дела, Андрей Угольков уже мог сделать это. Так, после подписания явки с повинной было проведено пять его дополнительных допросов, показания обвиняемого насчитывают свыше 30 страниц.