Еврей, который спасал немцев: что стало с советским офицером Львом Копелевым?

Многие диссиденты советского времени по молодости были горячими коммунистами, и наш сегодняшний герой находился в их числе. Участник Великой отечественной, награжденный орденами, он был лишен чинов и званий в начале 1945-го и за попытку защитить немецкое население угодил в лагеря на десять лет. Но после выхода на свободу поверил хрущевской оттепели, восстановился в партии и стал известным переводчиком и литератором. Тем не менее, за подписание писем в защиту диссидентов, он был уволен и в конечном счете – лишен гражданства СССР во время своей зарубежной поездки.

Так что, личность, без сомнения, интересная.

Лев Копелев родился в 1912-м году в Киеве в еврейской семье. Его домашние разговаривали на идиш, поэтому в биографиях этого человека в дальнейшем было записано «знает немецкий». И тем не менее, он его действительно знал: в детские годы за ним присматривала немецкая няня, сам он в связи с работой агронома-папы бывал в селе немецких земледельческих колонистов, и даже первой детской любовью в Лёвы была девочка-немка.

По своему мировоззрению наш герой был коммунист-идеалист и во времена своей юности стал сторонником Троцкого. Родственник дал ему на хранение письма и литературу троцкистской оппозиции, и по этому делу семнадцатилетний парень даже на десять дней угодил в тюрьму. Но после горячей беседы с «товарищем майором» был отпущен из-за раннего возраста и небольшой вины.

Копелев пошел в военкомат добровольцем сразу после того, как началась война. Первое время, как и все, воевал, но затем, благодаря прекрасному знанию немецкого языка, стал офицером-пропагандистом. Лежа в окопе в сотне метров от немцев, он кричал им такие слова: «Германские солдаты, сдавайтесь! Мы, верные интернациональной солидарности и рабоче-крестьянскому братству, гарантируем вам жизнь, горячую пищу и теплое жилье! Да здравствует свободная от Гитлера Германия!»

Если в 1941-м году солдаты вермахта пропускали его слова мимо ушей, то в дальнейшем они казались куда более весомыми. Так, в 1945-м году, Копелев сумел убедить гарнизон города Грауденц в Восточной Пруссии поднять мятеж и обезоружить своих офицеров. Кроме того, он работал с немцами-антифашистами, допрашивал пленных и перебежчиков, готовил диверсантов для заброски во вражеский тыл.

В начале 1945-го года РККА начала наступательную операцию в Восточной Пруссии. Хотя к границам СССР наши вышли еще восемь месяцев назад, только теперь стали занимать коренные немецкие земли. Многие из бойцов горели желанием отомстить. Копелев их понимал и не осуждал, но как человек, в чью сферу ответственности входило моральное состояние армии, старался защищать гражданское население. В то время он еще не знал, что почти вся его родня осталась на оккупированных немцами территориях, и по причине еврейского происхождения была отправлена на тот свет.

Как признавался сам наш герой, он «побежал впереди паровоза». Через некоторое время командование вооруженными силами издаст указ, который предписывал достойно обращаться с мирными немцами, а бойцов, которые допустили эксцессы, сурово карал. Но Копелев делал то же самое еще до его издания, а потому успел попасть под трибунал за «буржуазный гуманизм». Начальство банально опасалось, что человеколюбивый еврей настучит, куда следует, и решило своевременно избавиться от него.

Бывшему майору дали десятку, причем, часть срока ему довелось сидеть вместе с будущим писателем Солженицыным. Тот вывел его в качестве прототипа Рубина в романе «В круге первом», героя, который вел агитацию среди немцев и занимался вопросами речи.

евреи биографии Война вторая мировая немцы