Собянинский жулик при губернаторе Куйвашеве. ДОСЬЕ

58-летний вице-губернатор Свердловской области Олег Чемезов становится наиболее токсичной фигурой в команде нынешнего главы региона Евгения Куйвашева. Когда в 2019 году Куйвашева угораздило усадить одиознейшего тюменского махинатора в кресло своего зама в Екатеринбург, эксперты редакции Инфопресса уже тогда оценивали это кадровое решение как катастрофическое. Кандидата хуже в руководство Свердловской области было, пожалуй, не найти – на скандалёзном Чемезове негде клейма ставить. Конечно, список замов губернатора Свердловской области и так напоминает разношёрстный зверинец, нежели серьёзную команду управленцев. Но «прожжённый» Чемезов своим появлением дискредитировал даже эту странную когорту.

Сейчас материалы, компрометирующие Олега Чемезова, публикуются, в основном, в телеграм-каналах. Редакция Инфопресса сформировала размещённые посты в сводное досье.

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. НАЧАЛО НАЧАЛ

В паспорте свердловского вице-губернатора Олега Чемезова указано – родился в Свердловске 22 сентября 1964 года. Через несколько месяцев родители после окончания мединститута были распределены в Краснотурьинск, где и прошло его обычное советское детство.

После школы Олег не смог поступить в Свердловский мединститут, якобы, из-за отсутствия общежития, что выглядит странным: почти отличник, спортсмен, комсомольский активист – такими не разбрасывались. Вероятно, не хватало знаний для известного вуза, поэтому он уехал в провинциальную Тюмень.

Шесть лет учебы в тюменском мединституте таят загадку. Вероятно, тогда на свет появился его первый внебрачный ребенок – сын по имени Алексей. После окончания вуза Чемезова распределили в областную психоневрологическую больницу в поселке Винзили под Тюменью – одноэтажный бревенчатый барак с решетками на окнах, отделение острых психозов, мизерная зарплата, первая официальная жена.

«Лотерейный билет» выпал в 1988 году в виде предложения поехать на должность рядового психиатра в Ханты-Мансийск. В годы перестройки это был слаборазвитый город, где на 35 тысяч жителей приходилось 227 врачей всех специальностей.

Автономный округ «под пятой Тюмени» добывал нефть и пил «по-черному». Алкоголизмом и алкогольными психозами страдали все – от бурильщика до нефтяного «генерала».  Электорат Чемезова в буквальном смысле валялся у него под ногами. В 1990 году 26-летний врач без труда стал депутатом городского Совета.

Депутатский мандат и белый халат творили чудеса. Чемезов продвигался по служебной лестнице в больнице, ему разрешали длительные отъезды на учебу. Он открыл частный врачебный кабинет и к тому же хорошо зарабатывал на бартерных сделках. Иногда унитазы менял на водку.

А самым прибыльным бизнесом стала страховая медицина. Когда Ельцин в 1993 году разогнал муниципальные советы народных депутатов, Чемезов, потеряв мандат, не горевал – он уже примелькался во власти и его назначили генеральным директором Фонда обязательного медстрахования ХМАО.

Там он одной рукой тратил бюджетные средства на программное обеспечение через компанию, связанную с его братом Игорем. А другой крутил вексельные схемы – кормовую базу жуликов.

Чемезов ушел в правительство ХМАО из ТФОМС в 1998 году, после чего фонд проверила Счётная палата РФ. Результаты ушли в прокуратуру.

«В нарушение закона  с 1997 года действует соглашение с посреднической фирмой «Модус-Норд» об организации медико-диагностического обследования жителей округа в специализированных клиниках, НИИ и медицинских центрах г. Москвы… Бухгалтерский учет в Фонде не соответствует нормам Федерального закона «О бухгалтерском учете» и Инструкции по бухгалтерскому учету в учреждениях и организациях, состоящих на бюджете, утвержденной приказом Минфина России… Государственная регистрация векселей Фондом не оформлялась, лицензия на их выпуск не получена… В нарушение требований приказа Минфина России Книга учета ценных бумаг в фонде велась только по количеству поступлений и выдачи бланков простых и переводных векселей, номинальная стоимость выпущенных векселей в ней не учитывалась. Незаполненные бланки векселей хранились в сейфе главного бухгалтера, а не в кассе Фонда…».

Тогда в бухгалтерском сейфе нашли векселя на 3,6 млн ₽ (деноминированных), не отраженных в бухгалтерском отчете. Расхождения по отчетности к концу 1998 года составили 61 млн ₽. Но до Чемезова было не дотянуться – он стал первым заместителем главы автономного округа Александр Филипенко.

С тех пор в любом регионе своего присутствия в качестве чиновника Олег Чемезов стремился поставить территориальный Фонд ОМС под личный контроль. Так происходит и сейчас в Свердловской области.

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. ВЗЯТИЕ ЮГРЫ

В середине 90-х Югра – «нефтяная кладовая» России стала Клондайком для тех, кто имел стартовый капитал, связи и «крышу». Среди них был не только Михаил Ходорковский, подмявший Приобское месторождение (ЮКОС). Олег Чемезов тоже не сидел сложа руки.

В 1993 году он возглавил Фонд обязательного медицинского страхования ХМАО, а в 1997 году стал депутатом Тюменской областной думы. Рядом оказались видные парламентарии – Виктор Палий (гендиректор «Нижневартовскнефтегаза»), Владимир Никифоров (гендиректор «Запсибгазпрома»), Александр Рязанов (будущий топ-менеджер «Газпрома»).

В окружении «генералов» Чемезов хорошо усвоил, что соваться к «черному золоту» рискованно. Иное дело – бюджетные деньги и имущество.

Фонд, нарушая установленный порядок взимания и учета страховых взносов ОМС, принимал в оплату векселя. Их гоняли через московское ЗАО ФК «Центральное инвестиционное агентство». Даже ревизоры Счетной палаты РФ в 1999 году не смогли разобраться в вексельной сети, выстроенной при Чемезове. Например, ЮКОС к середине 1998 года задолжал в федеральный и территориальный фонды 235 млн ₽!

Глава ХМАО Александр Филипенко не имел экономического образования. Инженер-мостостроитель попал под гипноз цифр и схем страховщика-психиатра – Чемезов наобещал денежный фонтан и в 98-м стал первым заместителем главы автономного округа, контролируя экономику и финансы.

Рост нефтедобычи накачивал окружной бюджет миллиардами рублей. Предприимчивый Чемезов отправлял их в долгое инвестиционное плавание с мифическим пунктом назначения.

Самой большой и долгоиграющей аферой считают «Фонд поколений ХМАО». Его учредили в конце 90-х с обещанием, что родившиеся в Югре с 2000 года дети в момент совершеннолетия получат сумму в 20 МРОТ, которую можно будет потратить на образование, лечение, приобретение жилья.

Ежегодно в фонд вливали по нескольку миллиардов ₽ – четверть от полученных налогов за пользование недрами. Они под присмотром Чемезова вкладывались в различные бизнес-проекты. Исполнительная дирекция фонда учредила больше десяти компаний с уставным капиталом в миллионы и даже сотни миллионов ₽ – они должны были генерировать ресурсы, чтобы местные жители рожали побольше детей и не торопились уезжать на «большую землю».

За время работы Чемезова в правительстве ХМАО (до 2005 года) доходы фонда составили лишь несколько сотен млн ₽, а инвестированы были десятки миллиардов. Отрицательная арифметика объясняется довольно просто.

К примеру, в «Лесопромышленной компании МДФ» при выручке в 100 млн ₽ в 2004 году коммерческие и управленческие расходы составили 488 тыс ₽. А в 2005 году при выручке 63 млн – 46 (!) млн ₽. В тот год компания зафиксировала убыток в 100 млн.

Бюджетные деньги выводились через «Фонд поколений» и рекой лились в личные карманы, у Чемезова был самый статусный. Декларации о доходах чиновники тогда не сдавали, к тому же заместитель губернатора научился прятать свои активы за пределами места проживания.

«Фонд поколений» поднаторел на скупке-продаже недвижимости в Санкт-Петербурге. Город до сих пор является любимым местом релокации югорских чиновников и бизнесменов. Из крупных приобретений были два дома на Крестовском проспекте, а квартиры, купленные по похищенному паспорту сидельца в колонии, вообще никто не считал. Чемезову нравилась 320-метровая квартира на Адмиралтейской набережной.

Руководители фонда также не скупились на приобретение живописи, но картины при этом не ставились на учет. В начале 2000-х в питерском офисе нашлись полотна, среди которых был даже Айвазовский, на 49 млн ₽, а часть дорогих раритетов уже бесследно исчезла.

Не дотянув до первой положенной выплаты родившимся в 2000 году, «Фонд поколений ХМАО» был закрыт в 2017. Тогда выяснилось, что никто никогда не занимался резервированием средств для обеспечения обещанного – реестр детей-получателей при Олеге Чемезове просто не завели.

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. ДЕТСКИЕ ИСТОРИИ

Свердловский вице-губернатор Олег Чемезов невероятно плодовит. Официально у него семеро детей от разных матерей. 10-летний сын в екатеринбургской гимназии хвастается, что его папа – губернатор области. В Instagram чиновник пачками выкладывает семейные фотографии – с Красной Поляны, с Шерегеша, со спортивных соревнований. Но есть дети, о которых он предпочитает умалчивать.

В январе 2004 года Чемезов неожиданно для многих, включая губернатора Александра Филипенко, покинул Югру и стал первым заместителем губернатора Тюменской области Сергея Собянина. Ему поручили любимые финансовые схемы, госзакупки, ценные бумаги, инвестиции.

Первая супруга с двумя дочерями осталась жить в Ханты-Мансийске, где у Чемезовых был трехэтажный особняк на 520 м². В апреле глава семьи решил их навестить, и обнаружил у калитки противопехотную мину, которую неизвестные не успели привести в действие. Семья была в шоке.

Значительную часть времени Чемезов проводил в Москве, где познакомился с молодой привлекательной юристкой Ульяной Кононенко. В декабре 2005 года она родила дочку Василису, но, лишь узнав о предстоящем внебрачном ребенке, папа «сделал ноги».

В 2013 году мать-одиночка навестила Чемезова в Тюмени. Там он был депутатом городской думы и директором филиала нефтяной компании «РН Менеджмент Сибирь». Примерный семьянин был оскорблен предложением купить брошенной им дочери квартиру в Москве, усомнившись в своем отцовстве. После генетической экспертизы в документах девочки появилась запись Чемезова Василиса Олеговна, и чиновника это озлобило.

Суды по взысканию алиментов длились несколько лет. Чемезов всячески пытался скрыть свои капиталы. В 2014 году, став депутатом Тюменской облдумы, он задекларировал доход в 55 млн ₽, восемь жилых домов и квартиру. Год спустя в декларации значилось 87 млн. Одни проценты по банковским вкладам принесли ему в тот год 6,5 млн ₽.

При этом «новой» дочери он предлагал ежемесячно выплачивать по 26 тыс ₽, убеждая суд, что его зарплата не превышает 12 тысяч. В конце 2015 года Чертановский суд постановил взыскать с алиментщика 3,5 млн ₽. После чего тот решил официально развестись с супругой Ириной, от которой было трое детей, и обеднеть. За 2016-2018 годы Чемезов задекларировал общий доход всего в 1,2 млн ₽ – в среднем по 33 тыс ₽ в месяц.

Куда больше, чем Василисе, повезло человеку из близкого окружения Олега Чемезова. Алексей Олегович Воинков – учредитель и директор аффилированных с чиновником компаний очень похож на его внебрачного первенца со студенческой скамьи.

В 20 с небольшим он первый раз возглавил коммерческое предприятие, которым через офшоры владел отец. Тот наплодил зарубежных компаний больше, чем детей. В них было удобно скрывать вознаграждение от владельцев ТНК-ВР, куда он скоропалительно перешел из правительства Собянина в 2005 году при особых обстоятельствах.

Налоговики предъявили нефтяникам претензию на 1 млрд $. ТНК неправомерно воспользовалась налоговыми льготами, которые предоставлялись при финансировании социальных проектов. Это была «киношная схема» начала 2000-х – доходы от нефти отмывались через мнимые инвестиции в отечественное кинопроизводство.

Совладелец нефтяной компании Герман Хан попросил Чемезова помочь. Тот организовал визит Собянина в Лондон. После чего нефтяникам простили долги, а они к тому же получили доступ к Уватскому месторождению нефти. Радостный Чемезов после возвращения из Британии сделал ребенка любовнице Ульяне.

За восемь лет работы в ТНК-ВР депутат-психиатр учредил «Джессамин Инвестменс ЛТД», «Норестра Венчурс ЛТД», «Везерфолд ЛТД», «Прато Энтерпрайзис ЛТД», «Аллнорам ЛТД».  Не обошлось и без российских юрлиц – целая группа компаний с именем «Карсикко», «Кристалл ТМ», «Сибинвест».

Например, ООО «ПРР-Сервис» с уставным капиталом 10 млн ₽, где Алексей Воинков был директором и учредителем, перевозила грузы ТНК-ВР по железной дороге в Уватском районе. Управленческие расходы компании исчислялись миллионами рублей, поэтому она была убыточна.

Стиль Олега Чемезова – создать «кормовую базу» на бюджете частной корпорации или государства, поставить туда свою компанию-насос и скрыть полученные доходы от любовниц, налоговиков и работодателей.

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. ВОРОНИНСКИЕ ГОРКИ

У чиновника-психиатра Олега Чемезова легко диагностируется мания величия. Номер 11 на футболке, цифры 111 на автомобильных номерах. Даже его развлекательный клуб в Югре, через который был похищен крупный кредит Ханты-Мансийского банка, назывался «Территория первых».

Чемезов усвоил урок своей московской любовницы, родившей ему лишнюю дочь – смотри, куда ты складываешь свои яйца. Выпускник швейцарского МВА водил за нос губернаторов Александра Филипенко и Сергея Собянина, скрывал капиталы от налоговиков в офшорах, прятался за депутатским мандатом Тюменской облдумы и раскладывал яйца по разным корзинам.

Тюменские власти при Собянине начали развивать спортивную инфраструктуру на Воронинских горках. Управляющая компания «Партиком» Олега Чемезова построила там из дерева каркасный ледовый дворец на 200 человек. В 2009 году его открыли новый губернатор Владимир Якушев и мэр города Евгений Куйвашев. С их помощью «управляшка» стала получать сотни миллионов ₽ из бюджета за сдачу помещений в аренду.

Ковидный режим поставил крест на этом бизнесе. Выручил губернатор Александр Моор – администрация области выкупила спорткомплекс за 194 млн ₽ при кадастровой цене вдвое меньше, хотя Чемезов заявлял, что потратил на него полмиллиарда.

После продажи чемезовский клан по-прежнему остался на Воронинских горках. Там зарегистрированы три десятка компаний, через которые выкачиваются бюджетные средства, строятся банкротные схемы и идет вывод капиталов за рубеж. Из этой тюменской кубышки коррупционные нити тянутся в Югру, Екатеринбург, Питер и Москву.

В компаниях задействованы близкие Чемезову люди – Ирина Чемезова, Алексей Воинков, Владимир Сысоев, Вячеслав Марков. С последними он крутил аферу с ДОК «Красный Октябрь».

Старейший тюменский деревообрабатывающий комбинат попал под влияние Чемезова в начале 2000-х, когда тот был заместителем главы ХМАО. Тогда подконтрольный властям Югры Ханты-Мансийский банк дал несколько сотен млн ₽ в кредит чемезовскому ООО «Территория первых». Деньги пропали безвозвратно – их потратили на скупку акций «Красного Октября». Совладельцем ДОК также стал  Фонд поколений ХМАО, который создавался по инициативе Чемезова. Лес на предприятие поставляли из Советского района Югры, который считался чемезовской вотчиной.

Тогда же он начал формировать свою управленческую команду. Денис Мамонтов был замглавы Советского района, Андрей Мединцев – директором «Красного Октября», Владимир Сысоев – помощником Чемезова. Все они в дальнейшем оказались в правительстве Тюменской области: Мединцев возглавил областной департамент промышленности, Мамонтов – департамент лесного комплекса, а Сысоев стал заместителем губернатора.

Больше десяти лет «Красный Октябрь» давал хорошую прибыль Чемезову и Ко, к тому же он благодаря своему депутатскому мандату и связям в правительстве Тюменской области получил из бюджета субсидии на 150 млн ₽.  Когда в поддержке из казны отказали, комбинат стали банкротить, создав долги в сотни миллионов ₽ перед своими же компаниями.

Мнимая кредиторская задолженность стала способом легализовать средства от продажи земли под убитым комбинатом. 27 гектаров федеральный девелопер выкупил за полмиллиарда ₽. Еще 12 га за 300 млн ₽ приобрел тюменский застройщик.

С миллиардом от продажи тюменских активов Олег Чемезов решил развернуться в Екатеринбурге, хорошо заплатив за должность в правительстве Куйвашева. За собой он потянул проверенные тюменские кадры.

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. ТАБЛЕТКИ «ФАРМАЦИИ»

В 2019 году Олег Чемезов благополучно сменил предпринимательство в Тюмени на должность заместителя главы Свердловской области, а спустя два года поднялся и до вице-губернатора. Среди тюменцев в правительстве Евгения Куйвашева он второй по статусу после губернатора, по традиции курирует финансы, инвестиции, цифровизацию, госзакупки.

Ряд министерств непосредственно Чемезову не подчиняются, но без него кадровые и финансовые вопросы там не решаются. «Чиновники, которые со мной работали в Тюменской области, сейчас настолько плотно в органах госвласти, что перевозить их сюда нет смысла. Если говорить о министре экономики, то в моей команде точно нет такого человека. Я буду пытаться искать кандидатов в Свердловской области», – пообещал он журналистам, а спустя год министром назначили Дениса Мамонтова, начинавшего свой карьерный рост в должности помощника первого вице-премьера Югры Чемезова.

Теперь Мамонтов – министр природных ресурсов. С этой позиции Чемезову легко управлять оборотом леса в Свердловской области. Лесозаготовками вице-губернатор начал зарабатывать миллионы еще в ХМАО. В его бизнес-империи был тюменский «Деревообрабатывающий комбинат «Красный Октябрь».

Цифровизация также сфера семейного бизнеса Чемезовых. На ней специализируется его брат Игорь Леонидович. Бюджетные заказы на программное сопровождение начали приносить доходы, когда Чемезов возглавил Фонд ОМС в Ханты-Мансийске. До сих пор югорское здравоохранение исправно платит за программный комплекс «Медицинская информационная система» компании «МедИнфоЦентр».

Курируя цифровизацию в Свердловской области, Олег Чемезов готовит площадку под своих контрагентов. Десятки миллионов рублей из года в год тратились из бюджета на информационную систему управления финансами НПО «Сапфир». Сейчас такого поставщика услуг областным министерствам нет.

Не первый год из кресла председателя правления ТФОМС Свердловской области вице-губернатор стремится решить вопрос о смене руководителя фонда. У него в кадровом резерве есть страховщики из Югры. Когда он добьется своего, произойдет окончательный захват денежных потоков в медицинской сфере региона, где проживает более 4 млн человек.

Летом 2020 года новым министром свердловского здравоохранения стал Андрей Карлов, несколько месяцев спустя он был вынужден подписать приказ о назначении гендиректором ГБУ «Фармация» Андрея Герстнера. Кандидатуру рекламщика из Тюмени пролоббировал Олег Чемезов.

Здравоохранение остается единственным гражданским бюджетополучателем, чьи триллионные затраты неуклонно растут. Свердловскому вице-губернатору пока не удается единолично влиять на закупку дорогостоящего медоборудования. Зато поставки препаратов за государственный счет через «Фармацию» идут по его сценарию, а министр остается пассивным зрителем.

Чемезов публично сетует, что чаще всего в тендерах Свердловской области принимает участие один поставщик и предлагает выставлять такие техзадания, чтобы в борьбе за госзаказ было как минимум пять компаний.  А подконтрольный ему Герстнер делает все наоборот, и Карлов ему не указ.

«Фармация» внедрила совместные закупки для подведомственных больниц. Условия для поставщиков выставлены так, что конкурентные торги не проводятся. Единственные участники заключают договоры на выгодных для себя условиях, поэтому экономия бюджетных средств минимальная. Зарплата руководителя этого подведомственного минздраву учреждения 300 тыс ₽ – выше, чем у самого министра.

Получая бюджетную дотацию на обеспечение свердловчан льготными лекарствами, «Фармация» из 700 млн ₽ незаметно откладывает в потайной карман четверть суммы.  Они тратятся на управленческие и коммерческие расходы по известной схеме Чемезова. Рекламщик Герстнер зарабатывает на ребрендинге и ремонте фасадов аптек.

Ну, а новая фаворитка Чемезова – 32-летняя Анастасия Девятых. Первый раз она попала под вице-губернатора в 2019 году, когда стала его помощницей. С тех пор любвеобильный чиновник двигает сексуальную чиновницу по карьерной лестнице. Сейчас Девятых возглавляет Многофункциональный центр Свердловской области.

Чемезов выгнал из МФЦ Змееву, чтобы воткнуть Девятых

Две тысячи сотрудников МФЦ нуждаются в офисных помещениях, их аренда у коммерсантов в муниципалитетах – отдельная статья дохода куратора цифровизации, о которой знает лишь узкий круг. В бюджетных средствах недостатка нет, потому что Чемезов напрямую дает указания министерству финансов, куда и сколько выделить из казны. Сосредоточив в своих руках рычаги управления и денежные потоки, он все чаще проявляет губернаторские амбиции.

У Настюши Девятых губа не дура

«ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА» ОЛЕГА ЧЕМЕЗОВА. ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ

Свою супругу Ирину Юрьевну Олег Чемезов чуть не убил в конце 2016 года. Лихая манера езды на внедорожнике привела к ДТП, когда его Lexus на высокой скорости протаранил стоявшую на обочине машину. Депутат Тюменской облдумы выскочил из машины с ножом на разборки. А в это время жена и сын орали от боли после полученных травм. У ребенка были переломаны ноги, а Чемезову доставили в больницу с тяжелой травмой внутренних органов.

Летом того года Чемезов как раз оформил фиктивный развод с женой, чтобы не платить алименты за внебрачного ребенка. После чего многомиллионные доходы биологического отца скукожились до тысяч рублей.

Неформальное сожительство Чемезовых, в котором воспитываются четверо детей, оказалось как нельзя кстати в 2019 году, когда он стал заместителем губернатора Свердловской области. Год за годом чиновник декларирует официальную зарплату и указывает, что пользуется «чужими» объектами недвижимости наравне с несовершеннолетними отпрысками.

Ирина Чемезова без сомнения самая богатая среди жен членов правительства Свердловской области. Больше года она ждала окончания ремонта в роскошной квартире клубного дома «Тихвинъ». Там привык жить екатеринбургский бомонд, цена их жилья превышает 100 млн ₽. В подземном гараже у семьи целый автопарк – белоснежные Audi A8, Mercedes GLS, Mercedes Vito. Все автомобили с любимым номером чиновника – 111.

Чемезова еще во время жизни в Тюмени завела фирму «Lokki Club», которая занимается дошкольным воспитанием. А в Черногории на имя Ирины Юрьевны Чемезовой из России зарегистрирована компания «LOKKY CLUB MONTE». В ее активе отель «Xanadu» в Кумборе стоимостью несколько миллионов €. Кроме того, госпоже Чемезовой была подарена вилла ценой в 1 млн € в местечке Игало. С такими инвестициями сожительнице Чемезова не составило труда получить вид на жительство в Черногории.

Спецоперация на Украине спутала коммерческие планы семьи. Зарубежная недвижимость, о которой вице-губернатор вообще не отчитывается, перестала приносить доход. Антипутински настроенные черногорцы используют отель для размещения бойцов ВСУ, восстанавливающих здоровье в Европе. Кроме того, под заморозку попали банковские счета Чемезовой – она по понятным причинам не может поехать и спасти деньги.

Моральной компенсацией для нее высокопоставленный супруг, отвечающий и за политические вопросы, сделал пост руководителя «Союза женщин Свердловской области». Теперь Ирина Чемезова не домохозяйка, а дама со статусом. Организация замахнулась на получение президентского гранта для продвижения семейных ценностей в обществе. Но как ни старался вице-губернатор, 8 млн ₽ им не выделили.

Но Ирина Чемезова не унывает. На нее были переписаны доли супруга в Управляющей компании «ПАРТИКОМ» – верхушке бизнес-айсберга семьи. При выручке за 2022 год 35 млн ₽ чистая прибыль составила 32 млн. 3 млн ушло на управленческие расходы – директором юрлица является Алексей Воинков, очень похожий на первого внебрачного ребенка Олега Чемезова.

В этом году вице-губернатор подарил сожительнице поездку на Пасху в Иерусалим в вип-группе паломников. Чемезов считает себя истинным христианином, даже награжден РПЦ Орденом Святого князя Даниила Московского. Он всюду подчеркивает набожность их семьи, носит обручальное кольцо и предпочитает скрывать свое богатство под юбкой Ирины Чемезовой.